Гильдия издателей 16 декабря 2017
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Московский фестиваль прессы
ГИПП рекомендует
Преимущества расклейки рекламного материала в подъездах (14.11.2017)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
29.11.2017
Спасет ли журналистику блокчейн
Источник: ТАСС
Попытки создать новую бизнес-модель для журналистики на базе технологии блокчейн предпринимают профильные стартапы на Западе. Андрей Шитов — о том, насколько такие попытки состоятельны.

Сторонники нового подхода убеждены, что он способен не только спасти профессию, переживающую затяжной кризис в связи со стремительным развитием сетевых информационных технологий, но и избавить ее от целого ряда проблем — начиная с извечной цензуры и заканчивая "лженовостями" (fake news).

Скептики, однако, считают идею создания так называемых децентрализованных рынков контента слишком заумной и неспособной реально потеснить традиционные журналистские модели и бренды.

Civil и Hubii

Внимание к теме привлекла "Глобальная редакторская сеть" (GEN) — профессиональная ассоциация, занимающаяся вопросами устойчивого развития и инноваций в мировых СМИ. В статье в очередном выпуске информационного бюллетеня GEN рассказывается о новой платформе Civil, запускаемой в США, и об уже действующем норвежском проекте Hubii.

Приводятся оценки и мнения специалистов, включая члена правления GEN и бывшего главного редактора агентства Reuters Дэвида Шлезингера, консультирующего норвежцев, а также одного из сооснователей Civil Дэниела Сиберга, который ранее более шести лет возглавлял Лабораторию новостей в корпорации Google.

О Hubii сообщается, что эта компания начинала как агрегатор новостей, а "сейчас переживает период блокчейн-трансформации". Она провела ICO — привлечение инвестиций при помощи продажи собственной криптовалюты, предназначенной, в частности, для расчетов с авторами. Готовит к внедрению процесс верификации, включающий "микроплатежи" добровольным помощникам, проверяющим факты во избежание обвинений в распространении fake news. В публикации GEN по сути больше ничего нет, но компания сама охотно рассказывает о себе в своем программном документе — так называемой "Белой книге".

Что касается Civil, у нее первичное предложение ожидается в начале будущего года. Тогда же должна быть запущена и вся платформа. Но собственная "белая книга" также уже выпущена. Кстати, один из главных ее авторов — некто Александр Булкин из компании-партнера CoinFund. Еще один важнейший партнер — венчурная компания, специализирующаяся на блокчейне, ConsenSys. В октябре она объявила о намерении вложить в проект Civil $5 млн. 

Сейчас формируется журналистская команда проекта, в том числе из прежних сотрудников авторитетных изданий — газет Politico и Los Angeles Times, журнала New Yorker. В перспективе предполагается набрать до 200 человек, чтобы они образовали три десятка виртуальных редакций для работы по наиболее "дефицитным" журналистским специальностям — прежде всего это касается местных новостей, расследований, анализа политики властей с точки зрения интересов простых людей. Создатель стартапа, специалист по маркетингу Мэтью Айлз сулит участникам проекта полную творческую свободу, организационную и материальную поддержку на начальном этапе и справедливое участие в будущих прибылях.

Как устроен механизм

Выглядит этот механизм примерно так: сначала руководящий орган всего проекта — журналистский консультативный совет — отбирает участников, рассматривает и утверждает их заявки на формирование виртуальных редакций. Кстати, чтобы отсечь фиктивные заявки, именуемые в данном контексте на профессиональном жаргоне "спамом", предусмотрен "вступительный взнос" в виртуальной валюте от учредителей. 

Консультативный совет утверждает и руководителей редакций. Далее те уже сами выстраивают работу в соответствии с программными принципами Civil на технической базе платформы Ethereum, включая так называемые "умные контракты". 

Каждая редакция по сути автономна и сама распоряжается всеми своими ресурсами. Ее создатели по своему усмотрению договариваются о долях собственного участия в общей работе и распределении доходов от нее, об условиях привлечения при необходимости дополнительных специалистов со стороны, об отчислениях на развитие всего проекта в целом, о поощрении читателей, указывающих на ошибки и неточности, и т.п. — вплоть до выделения паев наиболее щедрым и регулярным спонсорам. Те, кстати, могут поддерживать и редакцию в целом, и конкретных авторов, и даже отдельные публикации. 

Технология позволяет все это скрупулезно учитывать. Более того, предполагается сопровождать буквально каждую публикацию своего рода "сметой", из которой должно быть видно, кто что вложил в подготовку данного материала и кому что за это причитается. Вся эта информация общедоступна. Она может корректироваться по мере развития событий (например, при появлении поправок или уточнений), но опять же только публично.

Кстати, поправки принимаются либо отвергаются автором, руководством редакции или в наиболее сложных спорных случаях высшей апелляционной инстанцией — тем же журналистским консультативным советом.  Но последний рассматривает их лишь при условии внесения инициатором предлагаемого изменения небольшого залога — опять же для предотвращения "спама". При успехе апелляции залог возвращается инициатору с процентами.  

Что написано пером

Полная прозрачность и надежность информации в блокчейне, о которых упоминалось выше, заложены в системе технологически. Блокчейн — это децентрализованная база данных, которая хранится не на одном внешнем сервере, а на устройствах всех участников Сети. Любой из них может делать записи, которые после верификации автоматически отображаются на всех сетевых компьютерах. Подделать или подменить эти записи невозможно, так как одностороннее внесение изменений на каждом устройстве требует вычислительной мощи, недоступной рядовому участнику. 

Самый первый блокчейн был создан для добычи (так называемого майнинга) биткойна, обладающего максимальной на сегодняшний день капитализацией. Но в целом сферы возможного применения блокчейна настолько широки, что апологеты сравнивают его с интернетом. 

"Открытый рынок"

В журналистике, по мнению наблюдателей, у пишущих и снимающих людей появляется возможность "обналичивать" свои таланты, доставляя свою продукцию потребителям практически без посредников. К тому же, если тексты будут публиковаться в блокчейн-системе, их практически невозможно будет фальсифицировать или удалять.

Civil в своей "Белой книге" провозглашает, что "строит новостную платформу на базе блокчейн-технологии и криптоэкономики, чтобы создать для журналистов и граждан открытый рынок". "Наша платформа с ее "умными контрактами" защитит журналистов от цензуры и споров об интеллектуальной собственности, — обещают создатели стартапа. — Одновременно должным образом стимулируемые коллективное редактирование и проверка фактов существенно ограничат объемы дезинформации". 

В конечном счете результатом должен стать "самодостаточный глобальный рынок журналистики, свободный от рекламы, лженовостей и внешнего влияния", — подчеркивается в документе. 

Надежды участников

Первым СМИ, перешедшим "под крыло" Civil на правах "виртуальной редакции", стал американский сетевой ресурс Popula. "Эту штуку не отключить, если только кто-нибудь не вырубит весь интернет, — сказала владелец издания Мария Бустильос. — Уже одно это означает, что для меня это дело стоящее".

"Пока можете смеяться, — заявил со своей стороны основатель лондонской интернет-референтуры Bibblio Мадс Холмен, рассчитывающий развивать на основе блокчейн-технологий "бизнес для бизнеса" (В2В). — Может, и за десять лет ничего особо не переменится, но со временем изменится весь мир. Сейчас в мире насчитывается 18 млн бумажников (криптовалюты). Это столько же, сколько в 1994 году было пользователей в интернете".

Сиберг из Civil также убежден в радужном будущем этой платформы. "Журналистика станет одним из первых по-настоящему ориентированных на потребителя приложений блокчейн-технологии, — сказал он. — Наша модель представит мощь блокчейна гораздо более широкой аудитории и станет одним из первых, а может быть, и самым первым сфокусированным на потребителе приложением".

Сомнения скептиков 

Другие, правда, настроены более осторожно. Экс-рейтеровец Шлезингер говорит, что при всех многообещающих свойствах блокчейн-технологии он "не уверен, панацея ли это". Специалист считает, что журналистика как профессия "ужасно консервативна... и многие, наверное, охотно уселись бы обратно за пишущие машинки, если бы только могли". 

Наконец, он напоминает, что будущее технических новаций не всегда зависит от их собственных достоинств. "Думаю, по криптовалютам сейчас надулся огромный пузырь, и если он лопнет или вокруг криптовалюты вспыхнет какой-нибудь скандал, то это может подорвать доверие, необходимое для того, чтобы люди больше экспериментировали с блокчейном", — сказал Шлезингер. Он добавил, что в работу по криптовалютам вполне могут вмешаться и регулирующие органы, которые за ней повсюду внимательно наблюдают. 

В российской Ассоциации ФинТех, куда корр. ТАСС обратился за комментариями по поводу реальности предлагаемых решений, ответили, что вопрос скорее не в реальности, а в целесообразности. "Сейчас на блокчейне все реально, вопрос лишь в том, а нужно ли это в той конкретной сфере, куда стараются это все внедрять", — сказали в пресс-службе АФТ.  Там исходят из того, что "блокчейн в целом не является универсальным инструментом для всего и вся", хотя и может пригодиться для решения "сегментированных" задач. 

Кстати, и вне технической сферы, на взгляд стороннего наблюдателя, тоже напрашиваются многие вопросы — от защиты прав собственности на новость до содержания информационных продуктов, которые предполагается распространять. Прозрачность и проверка фактов — это, конечно, хорошо, но ведь и достоверные факты могут быть тенденциозно подобранными и изложенными. И какая, собственно, разница, будет ли такая тенденциозность оплачена в реальной или виртуальной валюте? 

Без "ролевых моделей"

В принципе защитой от такого риска должны служить профессиональные каноны объективности и непредвзятости в журналистике. Но ведь они в последнее время сплошь и рядом нарушаются, в том числе и самыми престижными изданиями. 

Наглядным подтверждением тому служит антироссийская истерия последних полутора лет в США. Флагман традиционной американской журналистики газета The New York Times на днях писала, что в России  "даже прозападные либералы, считающие США образцом демократических ценностей и журналистского мастерства, теперь присоединяются к хору протестов против зацикленности Америки на вмешательстве Москвы в их (США) политическую жизнь". 

В качестве примера приводился "журналист Олег Кашин, критически относящийся к Кремлю". В недавнем комментарии на сайте Republic.ru "Республика" он констатировал, что "образ путинской России, выстроенный западными и прежде всего американскими медиа за последние полтора года, вызывает оторопь даже у самого антипутински настроенного русского читателя". Англоязычная столичная The Moscow Times перепечатала этот комментарий под заголовком "Независимым журналистам в России придется жить без своих западных ролевых моделей", т.е. образцов для подражания.

"Большая ошибка" американских журналистов

И нападки на Россию — на самом деле лишь продолжение и логичное следствие шельмования либеральными СМИ США собственного действующего президента-республиканца Дональда Трампа. То есть "поступаться принципами" те готовы не только вовне, но и прежде всего внутри собственной страны.

Об этом публично предупреждал пару недель назад в Вашингтоне один из грандов американского телевидения Крис Уоллес. Принимая профессиональную награду, присужденную ему Центром международной журналистики, он, по его признанию, "излил душу", сказал о наболевшем. 

С одной стороны, Уоллес выразил уверенность в том, что Трамп сознательно и целенаправленно "ведет самое прямое и непреклонное наступление на свободную прессу в нашей (американской) истории". С другой — констатировал, что многие СМИ США в ответ также нарушают традиционные правила игры, переступая границы между журналистикой и агитацией. Приводил конкретные примеры информационных по форме, но подстрекательских по тону сообщений о Трампе в той же The New York Times, телекомпаниях CBS и CNN.

Уоллес, по его словам, считает подобные действия "многих коллег" в США "большой ошибкой". "Мы не игроки на поле, — сказал маститый журналист. — Это не наша роль... Мы уступаем свое особое место в нашей демократии". 

Поиски продолжаются

Прямым следствием смены ролей многие специалисты считают тот факт, что доверие к СМИ среди американских избирателей в последние годы оставляет желать лучшего. По последним данным, продолжают ухудшаться и экономические показатели в отрасли, включая тиражи и доходы большинства газет. 

В виртуальном пространстве такие гиганты, как Google и Facebook, поглощают львиную долю доходов от рекламы. Ноябрьские отчеты таких сетевых СМИ, как Vice и Buzzfeed, вызвали разочарование специалистов.  

А раз не прекращается кризис, то и поиск бизнес-моделей выживания СМИ тоже будет продолжаться.

Андрей Шитов, руководитель корпункта ТАСС в Вашингтоне


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Карта сайта

Яндекс.Метрика