Гильдия издателей 23 июня 2017
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Наши эксперты и спикеры
ГИПП рекомендует
Подбор запчастей для хендай портер - важный вопрос для любого владельца иномарки (13.05.2017)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
16.06.2017
Владимир Тулупов, Гильдия аналитических журналистов: «Качественная воронежская публицистика противостоит роботам»
Источник: Время Воронежа
Четыре с лишним года назад в Воронеже была образована Гильдия аналитических журналистов. Идея создания организации появилась в тот момент, когда местная пресса и власть утратили способность к диалогу на равных: власть закрылась от СМИ, а репортеры в этих условиях пользовались в лучшем случае слухами – в виде версий. Интернет-газета «Время Воронежа» сочла необходимым подвести некоторые итоги деятельности этого общества, побеседовав с председателем Совета Гильдии, деканом журфака ВГУ, профессором Владимиром Тулуповым.

- Владимир Васильевич, Гильдия аналитических журналистов (ГАЖ) существует четыре с половиной года. Объявленная цель организации – консолидация профессионального сообщества и повышение качества воронежской журналистики. Как вам кажется, за это время удалось приблизиться к цели?

- Трудный вопрос... Мне кажется, сегодня журналистское сообщество раздроблено в масштабах страны – «правые», «левые», «центристы», «либералы», «консерваторы» и т.д. и т.п., что, возможно, и нормально в демократическом обществе, с его плюрализмом мнений, отражаемом в системе СМИ, где каждый человек может найти «свои» газеты, журналы, теле- и радиопрограммы. Нормально – если превалирует качественная журналистика, если медиаграмотное население умеет «отделять зёрна от плевел». Но когда при огромном количестве СМИ объективно снижен уровень профессионализма, когда не различаются журналистская, рекламная и PR-деятельность, когда блогеры и пользователи социальных сетей, не придерживающиеся профессиональных и этических стандартов, становятся властителями дум, тогда возникает кризис... Кризис журналистики. Не обошел он и наш регион. Если некоторые думают, что это ложная тревога, пусть познакомятся, например, с таким мнением о планируемом закате нашей профессии: «Программы перевода речи в текст и программы по написанию текстовых документов позволяют во многом автоматизировать эту, считавшуюся ранее творческой, профессию. Например, компания Bloomberg заменила часть своего новостного персонала на программу искусственного интеллекта, которая пишет биржевые новости быстрее и более красочно, чем журналисты-люди. Любительские репортажи и блоги, резко набирающие популярность благодаря своей живости, правдивости и естественности начинают конкурировать с теле-, радио- и печатными журналистами ведущих СМИ. Через 20 лет искусственный интеллект сможет на 95 % решать задачи, связанные со СМИ». Во многом ради противостояния этому процессу была учреждена ГАЖ, и если за эти годы в различных воронежских СМИ при нашей поддержке появились сотни публикаций, проходящих по рангу качественной публицистики, то можно сказать, что курс выбран правильный.

- Как проходит отбор участников Гильдии? Кто может стать членом объединения?

- У Гильдии есть Устав, и если действующий журналист разделяет его положения, он может написать заявление о приеме, которое рассмотрит Совет ГАЖ.

- Каков формат работы этого собрания?

- Формат обычный: журналист объясняет причины, побудившие его вступить в Гильдию, отвечает на вопросы участников собрания. При голосовании учитывается простое большинство голосов.

- Можете рассказать о самой острой дискуссии, прошедшей в ГАЖ за это время – что стало предметом, как искали общий язык?

- Любая организация проходит период становления, этап притирки. Поскольку члены Гильдии практикующие журналисты, деятельность каждого, что называется, на виду. Случались у нас дискуссии этического порядка. На мой взгляд, профессионал должен быть ответственным – прежде всего за то, как его слово отзовётся... Были те (их, к счастью, немного), кто думал иначе, понимая под свободой слова вседозволенность, и кто покинул Гильдию. Что ж, это их выбор.

- Гильдия участвует в распределении грантов на освещение тех или иных сфер воронежской жизни. Деньги – всегда момент тонкий. Каким образом происходит выбор лучших проектов, по какому принципу в ГАЖ решают – кому и на что выделить финансирование? Вызывает ли этот процесс разногласия внутри вашего сообщества?

- Я понимаю, чем вызван ваш вопрос. Воспользуюсь мнениями тех, кто участвовал в дискуссии, развернувшейся в соцсетях.

Вот что сказал президент ГАЖ Андрей Долженков: «В этом году мы создали конкурсную комиссию или, как сформулировано в Положении о конкурсе "оргкомитет", в который вошли кроме членов Совета Гильдии еще и Валерий Черников, как представитель НКО, Константин Корнев заместитель бизнес-омбудсмена, Галина Меренкова как представитель правительства Воронежской области. Совет ГАЖ представляли Владимир Тулупов, председатель Совета, Евгения Куриленок, заместитель председателя Совета ГАЖ, Александр Пылев, Александр Прытков, Александр Саубанов и ваш покорный слуга (Андрей Долженков – ред.). Каждый член комиссии ознакомился с заявками соискателей заранее. Голосование происходило очное, в два этапа. Сначала соискатели презентовали свои программы, а потом удалились в другую комнату. Каждый член комиссии заполнил бланк оценки (от 1 до 3 баллов по нескольким критериям – соответствие программе ГАЖ, соответствие заявленного объема и возможностей редакции и проч.) После этого производился подсчет баллов. Итоги озвучивались в присутствии соискателей».

А вот мнение главного редактора газеты «Мое!» Владимира Мазенко: «"Мое!" честно подала заявку на конкурс, честно выиграла и честно работает в рамках совместного с ГАЖ проекта по освещению деятельности НКО. К концу года, думаю, будем иметь уже около 20 публикаций по НКО. Работа в рамках таких проектов, конечно, стимулирует нас на гораздо более внимательное отношение к теме НКО. Замечу, что конкретные НКО нам никто не навязывает, выбираем мы их сами, а часто даже ищем их и убеждаем, что их пример, их работа заслуживает внимания и освещения в СМИ (сами они свою деятельность нередко оценивают очень скромно). Так было, например, совсем недавно с организацией "АутМама", которая объединяет женщин, воспитывающих детей с расстройствами аутического спектра. Как редактор могу сказать, что среди материалов, опубликованных в рамках проекта, проходных нет. Все публикации выкладываем в том числе в группе ГАЖ на "Фейсбуке". Кто хочет объективно разобраться в этом вопросе – имеет для этого все возможности. Можно ли еще искать и обсуждать формы поддержки СМИ и отдельных проектов для СМИ со стороны государства? Конечно, можно и нужно. Главное, не выплеснуть воду вместе с младенцем, как у нас это часто бывает...».

Наконец, о разнице между грантами и субсидиями. Слово – Евгении Курилёнок: «Субсидия – это целевые деньги, выделяемые государством на решение совершенно четких задач, заданных и сформулированных в госпрограммах (все официально выложено на сайте облправительства). Правительство субсидирует НКО строго подотчетно и на крайне жестко сформулированные цели, отступление от которых влечет за собой ответственность. ГАЖ – НКО. Мы подали заявку и получили субсидию в рамках госпрограммы. Что делают и прочие НКО, каждое по своему профилю. Мы могли потратить эти деньги как угодно: на фестиваль какой-нибудь, например, или на обучающие программы, что было бы вполне законно и, уверена, не вызвало бы никаких нареканий ни с чьей стороны. Так, в основном и бывает. Но мы отдали ее СМИ – под четыре гранта, подразумевающие информационное обеспечение социально ориентированных НКО, которыми до сих пор никто не занимался в силу их неплатежеспособности и отсутствия информационной грамотности. Нас проверяла Контрольно-счетная палата и не нашла никаких нарушений».

- Вернемся к теме качества воронежской журналистики. Как вы думаете, насколько высока потребность современного общества в качественном анализе происходящего? Ведь часто складывается впечатление, что публика жаждет самых простых ответов на сложные вопросы и раздражается, когда ей говорят, что простых решений не существует.

- Мне нравится изречение, согласно которому различают художественную литературу и журналистику: «Писатель обязан ставить диагноз, а публицист – выписывать рецепт». Если романист начинает «пасти народы», заниматься дидактикой, мы говорим: «Плохая литература!», если корреспондент, описывая ситуацию, ничего не предлагает, мы думаем: «Для чего он это написал?..» Есть спрос и предложение, предложение и спрос... Взаимосвязь этих моментов очевидна. Ведь аудитория, которой постоянно предлагают качественный анализ, образовывается и развивается; журналист, который получает дельные отклики, также профессионально растет.

Герман Полтаев


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Карта сайта

Яндекс.Метрика