Гильдия издателей 23 июня 2017
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Наши эксперты и спикеры
ГИПП рекомендует
Подбор запчастей для хендай портер - важный вопрос для любого владельца иномарки (13.05.2017)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
13.06.2017
Ирина Панкратова, «МедиаФан»: «В «МедиаФане» кутят профессионалы»
Куда катится петербургская журналистика, почему исчезают профессионалы и можно ли рассчитывать на то, что из молодого поколения вырастут акулы пера? Об этом последнее время много говорят и спорят. А вот Ирина Панкратова, редактор расследований в газете «Деловой Петербург» и член оргкомитета молодежного сообщества «МедиаФан» настроена не так пессимистично. Профессионалы рядом, и молодежи есть у кого учиться, считает она.

– Ирина, как образовался клуб и что он из себя представляет?

– Его в 2014 году организовали Алиса Кустикова из «Новой газеты» и Анастасия Федорова, на тот момент сотрудница «Эксперт Северо-Запад». Меня они пригласили просто как участника. Но в этом году Алиса переехала в Москву, и теперь работает там в московской редакции «Новой». Анастасия вообще ушла из профессии и теперь, как мы шутим, печет пирожки, – на самом деле, занялась кондитерским бизнесом. Так что зимой они привлекли меня с Серафимом Романовым из петербургской «Новой газеты» как самых активных участников «МедиаФана» в оргкомитет. Потом мы с Серафимом зазвали в свою компанию Ксению Клочкову из «Фонтанки».

«МедиаФан» – это абсолютно неформальное сообщество молодых журналистов из разных городских изданий, от государственных и проправительственных до независимых. Изначально идея была в том, чтобы коллеги могли пообщаться в неформальной обстановке. В сообществе около 150 человек, – тех, кто бывал на наших «сходках», состоит в нашей группе во «ВКонтакте» или в чате в Telegram. Поскольку сообщество неформальное, какого-то членства или ритуала вступления в него нет.

Сначала у нас действовал строгий возрастной ценз – принимали людей не старше 30 лет. Сейчас мы подняли его до 35. Среди участников есть мнение, что надо и вовсе его отменить. Лично меня пугает то, что в таком случае отпадает идея молодежного объединения, на которой изначально строилось сообщество. Но, в любом случае, я – демократ, и считаю, что спорные вопросы нужно решать голосованием. Думаю, и за состав оргкомитета надо бы осенью-зимой проголосовать. Сообщество разрослось. Пусть теперь все вместе выбирают организаторов заново.

– А цели у клуба есть? И направления?

– Клуб создавался для неформальных встреч в баре. Мы просто собираемся вместе и обсуждаем проблемы, делимся впечатлениями, знакомимся, обмениваемся контактами, лучше узнаем друг друга. Помогаем, чем можем.

– Выполняя функции профсоюзной организации?

– Оказывать такую помощь коллегам мы стали по воле случая. Когда в марте проходили те самые антикоррупционные нашумевшие митинги, и наших коллег, в том числе фотографа ДП, полиция затаскивала в автозаки только за то, что они выполняли свою работу, – снимали и записывали происходящее, – сложно было остаться в стороне. Я вообще не понимаю, как полиция может так безнаказанно нарушать Закон о СМИ, задерживая журналистов, которые спокойно выполняют свою работу, и при необходимости тут же демонстрируют полицейским пресс-карту. Задача журналиста – информировать читателя о значимых событиях, а массовый митинг – это, безусловно, именно такое событие. Очевидно, что в этой ситуации нужно проинструктировать полицейских, что такие задержания недопустимы, и точка. К сожалению, петербургский Союз журналистов в этой ситуации занял слишком дипломатичную, на мой взгляд, позицию. Тогда мы сами составили довольно жесткое обращение. Его подписали около 70 человек. Мы направили его в прокуратуру. Но безрезультатно. Прокуратура спустила письмо в полицию, хотя мы указывали, что специально обращаемся именно в прокуратуру, поскольку понимаем, что полицейские наказывать самих себя не станут. Нужно было активнее освещать эту ситуацию в своих СМИ: вместе мы способны создать серьезный информационный фон событию. Резонанс был важной составляющей плана, но, признаюсь, на меня навалилась масса дел, и заниматься оргвопросом было совершенно некогда. Но если ситуация с задержаниями повторится, полагаю, наша позиция станет еще жестче, со всеми вытекающими.

Так что да, отчасти мы защищаем своих коллег, но только в таких чрезвычайных ситуациях. Были и другие примеры консолидации в сложных ситуациях. В таком случае мы играем роль профессионального союза. Но «МедиаФан» не решает проблем, которые, например, возникают в связи с нарушением трудового законодательства. Этим занимается Профсоюз журналистов в Москве. У нас с ними много общего, и мы активно взаимодействуем. Профсоюз, кстати, объединяет не только москвичей, но и жителей других городов.

– А почему не защищаете, ведь таких нарушений в последнее время много – журналистов незаконно увольняют, не выплачивают гонорары и прочее?

– Это слишком специфическая область. Тут требуется юридическая поддержка, серьезная работа. К тому же не во всем мы согласны с ребятами из профсоюза. Например, они борются за восьмичасовой рабочий день и доплаты за любые переработки. С одной стороны, вроде бы логичное требование. С другой стороны, разве в журналистике это возможно? Мы всегда на ногах или за компьютером. Засидеться в редакции допоздна – норма, а не переработка. Ты остаешься журналистом, даже когда отдыхаешь, потому что и в этот момент можешь узнать или заметить что-то важное и нужное по своей тематике. Конечно, если в нашем сообществе кого-то отцензурируют или очевидно незаконно уволят, мы будем заступаться. Но пока что куда острее стоит вопрос отстаивания своих прав по отношению к внешнему миру, чем внутри редакций.

– МедиаФан не станет конкурентом Союза журналистов, раз у вас так интересно?

– Возможно, «МедиаФан» и мог бы стать альтернативой Союзу журналистов. Но конкурировать с ним – точно не самоцель сообщества. Да, часто мы не разделяем позицию Союза, как в случае с задержаниями. Но вообще-то у «МедиаФана» совершенно другой формат. Мы стараемся сами себя развлекать с пользой для дела. Например, на последней встрече, которая, кстати, собрала рекордное число участников, – за вечер на ней побывало около ста человек, – мы перемешали журналистов внутри команд и в созданном на один день «телеграм-канале» отправляли задания. Это были, конечно, шуточные задачи, но на профессиональную тематику. Выполняя их, коллеги могли и перезнакомиться друг с другом.

– Каков состав участников клуба, много ли среди них начинающих журналистов?

– У нас довольно много людей студенческого возраста. Но все они уже публикуются в разных изданиях – это непременное условие членства. Ведь «МедиаФан» – клуб действующих журналистов. Есть и уже состоявшиеся журналисты, скажет так, поколение 30-летних. В итоге друг с другом общается масса замечательных коллег, молодых и постарше, и из крупных изданий, и из небольших. Это журналисты из «Ъ», «ДП», «Ведомостей», «АБН», «Моего района», «Эха Москвы в Петербурге», «Новой газеты», «Закс.ру», «Лениздата», интернет-издания «Команды 29», «Спутника и погрома», «Фонтанки», «47news» и других. И это замечательно. Банально, но какие бы мы ни были разные, нужно быть вместе. Это сделает нас сильнее в нелегкие для журналистики и свободы слова времена.

– Какую роль может играть клуб для профессионального роста его членов?

– Мы узнаем о проблемах и возможностях друг друга, делимся своими публикациями, ищем решения проблем. У нас есть чат в Telegram, там можно каждый день обсуждать насущные вопросы. Там же выкладываются и вакансии: работодатель может найти сотрудника, соискатель – работу или подработку.

– Для студентов большая проблема найти хорошее место стажировки, а еще большая – попасть в штат приличного издания. Вы, как редактор, помогаете молодым участникам клуба?

– Я постоянно работаю с практикантами, но, в основном, со старшекурсниками, и много человек на практику взять не могу, – физически не хватает времени, поскольку, правда, очень много работы, а она для меня первостепенна. От практикантов я не требую самостоятельно написать лонгрид, конечно. Даю несложные задания, к примеру, узнать, что такое госзакупки, сделать какую-то подборку на основании данных из ЕГРЮЛ и так далее. Конечно, уровень их знаний и навыков невысок, но это и понятно, у студентов еще нет опыта работы, тем более в таком сложном жанре как расследование. С задачей, на которую я потрачу максимум два дня, они провозятся три недели. Зато поймут, интересно ли им это вообще. Если интересно, то будут развиваться, а опыт со временем придет. Главное, чтобы общий уровень журналистики в Петербурге рос. В Петербурге существуют издания, где не принято соблюдать даже самые базовые стандарты, такие как обращение за комментарием к обеим сторонам конфликта, и тому подобное. В результате непрофессионализм отдельных авторов может формировать недоверие читателя к журналистике в целом. Думаю, важно, чтобы профессия развивалась, шла вперед. Есть множество современных приемов, жанров, навыков. И в этом развитии логичнее всего надеяться на молодые кадры, взаимодействовать с ними.

– А перспектива попасть в «Деловой Петербург» у молодежи есть?

– Конечно, есть. Например, на ту вакансию, которая появилась одновременно с назначением меня редактором, я нашла сотрудника через «МедиаФан», и теперь он успешно работает. Это и есть шанс попасть в штат нашего издания. Я и сама когда-то точно также в него попала, будучи довольно молодой журналисткой.

– Вы проводили мастер-класс и в журналистском клубе «Поколение» Аничкова дворца. Какие чувства движут школьниками, желающими стать журналистами?

– Среди них были сообразительные ребята, настроенные довольно серьезно. Например, я рассказывала им о геолоцировании – это метод определения места, на котором была сделана фотография. Довольно непростое техническое задание. Оно требует навыков, нужно, так сказать, чтобы была «рука набита». Но школьники уловили суть моментально, быстрее, чем я сама, когда меня учили этому методу. Кроме того, выяснилось, что некоторые из них читают znak.com и republic.ru, что говорит уже о довольно серьезном интересе к современной российской журналистике.

– Вы проводите свои вечеринки в барах, привлекая спонсоров. Не боитесь, что в ваш огород полетят камни?

– Они уже летят. Видела какие-то осуждающие реплики в соцсетях, мол, гуляете на спонсорские деньги. Но это неправда! За еду и напитки мы всегда платим сами, каждый – сам за себя. Сотня участников не дадут соврать. Спонсоры, которые хотят поддержать молодежное журналистское сообщество, помогают по доброй воле, ничего не требуя взамен. Да и помощь там минимальная – напечатать небольшой пресс-вол, помочь с символическими подарками для победителей конкурсов. Никаких рекламных статей мы, естественно, не публикуем. Представители спонсорских компаний даже не могут посетить вечеринку, потому что это закрытое мероприятие только для журналистов. Наверное, это и не спонсорство вовсе, а нечто больше похожее на благотворительность. Есть – спасибо, нет – ничего страшного. Суть «МедиаФана» в неформальном общении и взаимодействии коллег. Для этого финансирование не требуется. Вот следующую встречу мы проведем на пляже, планируем разбить там палатки.

– Не планируете спонтанное общение облечь в какие-то рамки, поставить серьезные цели, словом, регламентировать свою деятельность, как у «взрослых», или боитесь потерять атмосферу свободы?

– Мы как раз думаем об этом. Надо бы, наверное, зарегистрироваться, хотя бы для того, чтобы наши петиции в случае нарушения прав журналистов выглядели для всяческих ведомств убедительнее. Еще неплохо бы подготовить устав. Может, появятся новые направления деятельности «МедиаФана», а кто-то из коллег возьмется курировать их.

Говорят, журналистика умирает, но это, конечно, неправда. Достаточно посмотреть на нас, на наши издания и на цифры: сколько людей ежедневно читают наши СМИ. И, по сути, все, что мы делаем, даже «МедиаФан» – это ради них, ради наших читателей для того, чтобы в итоге выдавать им еще более качественный и интересный продукт.

Нина Башкирова


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Карта сайта

Яндекс.Метрика