Гильдия издателей 26 мая 2017
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Наши эксперты и спикеры
ГИПП рекомендует
Подбор запчастей для хендай портер - важный вопрос для любого владельца иномарки (13.05.2017)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
20.04.2017
Гендиректор НМГ Ольга Паскина — о новых «Известиях» и причинах объединения медиахолдинов на рынке
Источник: Ведомости
«Национальная медиа группа» (НМГ) до недавнего времени была довольно закрытым холдингом и выполняла скорее роль держателя активов. Но теперь группа активно участвует сразу в нескольких индустриальных проектах. Почему медиакомпании больше не могут выживать в одиночку, газете «Ведомости» рассказала генеральный директор НМГ Ольга Паскина.

– Вы возглавили НМГ год назад. И создается впечатление, что с тех пор холдинг заметно активнее управляет своими дочерними компаниями и активнее продвигает свои интересы среди индустрии в целом.

– Хорошо, что наша работа заметна извне (улыбается). В прошлом году мы утвердили новую стратегию: повышаем эффективность текущего портфеля, ведем работу над выходом в новые сегменты и активно участвуем в развитии индустрии. Первые результаты мы уже видим – денежный поток и прибыль холдинга увеличились. <...>

– Часть новой стратегии НМГ – реализация синергии между активами, говорите вы. Можете привести примеры?

– Один из самых важных проектов холдинга в этом году – запуск мультимедийного информационного центра под брендом «Известия». Газета вернулась под управление НМГ год назад, мы поменяли команду, и она хорошо поработала – в 2016 г. газета вышла на второе место по цитируемости (данные «Медиалогии»), а в феврале этого года – уже на первое.

В этом году «Известиям» 100 лет, в день рождения у газеты появилась новая верстка и новая версия сайта. Новая упаковка «Известий» была готова раньше, но мы решили так отметить день рождения газеты, привлечь внимание к старейшему российскому новостному бренду. Жизнь газеты имеет свой горизонт. И либо бренд со временем будет терять свою аудиторию, либо мы наполним новыми смыслами. На первом этапе мультимедийный информационный центр «Известия», коротко МИЦ, будет производить новости как для самих «Известий», так и для наших телеканалов – РЕН ТВ и «Пятого», а также для сайтов этих СМИ. Центр создается на базе новостных служб каналов и редакции газеты, возглавил его руководитель ТВ-блока НМГ и гендиректор РЕН ТВ Владимир Тюлин.

До сих пор журналисты и новостные службы наших СМИ жили по отдельности, а это значительная часть сотрудников компаний и их расходов. Сейчас мы объединяем производство новостей, при этом у каждого СМИ будет свой главный редактор и своя редакционная политика. Но они будут заказывать сюжеты у МИЦ. Это как раз часть стратегии по операционной эффективности – процессы, которые не имеет смысла задваивать, мы перестраиваем и освободившиеся ресурсы направляем на развитие.

– Насколько при этом совокупно сократится число новостных сотрудников и насколько оптимизируются затраты?

– Пока мы не раскрываем эти цифры. Идея утверждена акционерами в конце 2016 г., и в течение этого года будет происходить постепенное разворачивание проекта.

– Почему НМГ не стала продлевать контракт с Арамом Габреляновым по управлению «Известиями»?

– Арам Ашотович, безусловно, сильный медиаменеджер, который выполнил стоящие перед ним задачи на том этапе, после чего принял решение сосредоточиться на собственных диджитал-проектах. Это решение совпало с реструктуризацией новостного блока НМГ и нашим решением двинуться в сторону мультимедийности.

– Можете ли вы как менеджер оценить состояние «Известий» в тот момент, когда газета перешла под ваше управление?

– Полагаю, что с моей стороны будет некорректно комментировать работу коллег, издававших газету до нас.

– Какой вы видите новую газету «Известия»?

– Респектабельным влиятельным изданием, которое активно использует современные формы контента – онлайн-видео прежде всего. Фокус не на деловые, а скорее на общественно-политические новости.

– При этом новости для респектабельного СМИ будет производить центр под управлением гендиректора РЕН ТВ – канала, который выпускает новости совершенно иного типа, в том числе скандальные и желтые.

– Тюлин профессионал и прекрасно понимает, что у «Известий» и РЕН ТВ принципиально разное позиционирование.

– У респектабельных новостей есть аудитория? «Известия» не останутся такой игрушкой акционеров, которой достаточно не приносить больших убытков, чтобы ее ценили?

– Нет, мы уверены, что у проекта по созданию мультимедийного центра «Известия» большой потенциал роста. Мы верим в развитие мультимедийного новостного контента, и у нас есть все ресурсы для его производства и масштабирования. Если посмотреть на международную практику, то, как правило, в топ-10 новостных интернет-ресурсов преобладают сайты телеканалов, построенных на мультимедийном контенте. В России же на данном этапе среди новостных ресурсов преобладают выходцы из печатных СМИ.

– Потому что подавляющее большинство федеральных каналов давно не занимается выпуском новостей, а отрабатывает официальную повестку.

– Это не совсем так. Рынок будет развиваться в сторону мультимедийного контента – и здесь у каналов есть явное преимущество для развития перед печатными СМИ, так как для производства видео нужны специальные навыки, инфраструктура, инвестиции, которые сложнодостижимы для печатных СМИ. Наша цель – вывести продукты МИЦ «Известия» в топ-5 среди новостных ресурсов рунета.

Это что касается МИЦ. У холдинга есть и другие проекты в области интеграции ресурсов и синергии. Во-первых, мы договорились, что «Эверест-С», сейлз-хаус «СТС медиа», теперь продает спонсорство, интернет-рекламу и ведет предварительные переговоры с рекламодателями и для РЕН ТВ с «Пятым». У сейлз-хауса сильная команда продавцов, и мы хотим это максимально использовать. Во-вторых, мы объединяем бэкофисные структуры – юристов, бухгалтерию и т. д. – РЕН ТВ, «Пятого» и «СТС медиа». Возможно, к этому присоединится холдинг ЮТВ. Наши партнеры пока считают и думают. В-третьих, мы объединяем закупку и, возможно, дистрибуцию контента. Я говорю не о заказах на производство сериалов и шоу, а закупке готового контента. К примеру, мы ведем переговоры с голливудскими мейджорами. РЕН ТВ и «СТС медиа» сейчас крупнейшие покупатели прав на показ голливудских картин – и тут эффективнее договориться о показах, а не конкурировать друг с другом при закупке. Также мы хотим больше разводить каналы, координировать их программные сетки – чтобы, например, в выходные они не конкурировали друг с другом в лоб. Все это должно повысить операционную эффективность холдинга без снижения качества контента.

– Каким будет финансовый эффект от этих планов по оптимизации?

– У нас есть бизнес-план, в течение трех лет мы получим экономию. Конкретных цифр пока не раскрываем

– Насколько высока долговая нагрузка НМГ?

– Мы не комментируем. Но если нам потребуются заемные деньги под конкретный проект и мы сможем убедить акционеров, что он нам необходим, то привлечем кредит без особых сложностей.

– Почему так сложилось, что у НМГ нет собственных больших интернет-активов?

– А у кого они есть из больших медиахолдингов в России? Большие интернет-активы исторически построены вокруг сервисов, а не медиа. А вот сейчас, когда зависимость сервисов от контента становится высокой, начинают возникать коммерческие объединения между контентными компаниями и сервисами, например партнерство «Яндекса» и телеканалов. Интернет-компаниям сложно с нуля зайти на рынок контента, это не их центр экспертизы.

– Но есть примеры Netflix и Amazon.

– Да, но эти компании все-таки изначально занимались дистрибуцией контента в том или ином виде.

– Как так получилось, что большинство российских холдингов ушли в убыток?

– НМГ остается прибыльной. Если говорить про другие холдинги, то у каждого своя причина. Но в целом это следствие телевизионной гонки вооружений – когда в погоне за зрителем производится все более дорогой контент. Это имело смысл, когда рынок рекламы рос. Машина сильно раскачалась, остановить ее сложно. Но сейчас ситуация корректируется. Основным фокусом становится контроль над монетизацией контента во всех средах, в том числе в платном ТВ и сети.

– В нашем разговоре вы раз за разом возвращаетесь к теме по оптимизации производства контента, по дополнительным возможностям его дистрибуции.

– Потому что основные изменения на рынке будут лежать как раз в зоне монетизации контента. И тут важно контролировать цепочку стоимости полностью – от производства до показа на эфирных и платных каналах и монетизации в сети.

– Вы далеко не первый холдинг, который говорит про контроль этой производственной цепочки. Чем ваши действия отличаются от конкурентов?

– Ситуация на рынке в целом поменялась. Каналы работают в условиях ограниченных ресурсов, темпы роста их доходов сократились. Структурные изменения неизбежны, и они уже происходят. Индустрия консолидируется – мы вместе договариваемся, как нужно менять измерения телеаудитории, как вместе распространять контент в сети. И мы уже работаем с единым продавцом рекламы, о создании которого холдинги договорились в прошлом году. В одиночку c такими структурными изменениями не справиться. Нужно объединяться. <...>

– Когда-то российские олигархи активно покупали газеты, пароходы и телеканалы и щедро платили за них. Несколько лет назад это закончилось, и теперь найти нового крупного инвестора в медиа крайне сложно. И действующие владельцы часто расстаются с медиаактивами за сумму гораздо меньшую, чем вложенные средства. Насколько вас это ограничивает в поиске партнеров?

– Для многих бизнесменов медиа в отличие от наших акционеров не были профильной инвестицией. Я не думаю, что медиа с точки зрения инвестиционной привлекательности как-то сильно отличаются от других сегментов российской экономики. Если сравнивать с глобальными игроками, то рыночная капитализация «Яндекса» и Mail.ru Group составляет около 10–15 EV к EBITDA, а того же Google – 11–14. Если говорить про традиционные медиа, то сейчас они сконцентрированы в руках индустриальных инвесторов.

– Которым некуда деваться?

– Которые в медиа инвестируют по-другому. Рынок консолидировался, остался в руках стратегов. А стратеги всегда, даже в Европе, национальные компании, а не иностранцы. И да, в традиционных медиа большой уровень регуляторики и высокий порог входа, а в результате и другая динамика капитализации. Но это нормально, так во всем мире.

– Вы говорите о логичной консолидации традиционных медиа в России, я вижу уже отсутствие здоровой конкуренции. Крупнейшие медиахолдинги-конкуренты принадлежат либо государству, либо тесно аффилированной с государством и между собой группе людей. Есть НМГ, частью которой владеет Юрий Ковальчук и его партнеры. Есть «Первый канал», блокпакетом которого владеет НМГ. Есть «СТС медиа», которым владеют акционеры НМГ и акционеры другого телехолдинга – ЮТВ. Есть «Газпром-медиа», который владеет акциями НМГ и которым владеет Газпромбанк, аффилированный с Ковальчуком и его партнерами. Как можно реально конкурировать с самими собой?

– Поверьте, генеральные директора телеканалов находятся в очень жесткой конкуренции друг с другом. ТНТ конкурирует с СТС, РЕН ТВ – с НТВ. Никто не расслабляется, все борются за долю – и накал там точно не убавился.

И я не сталкивалась с ситуацией, когда кому-то что-то запретили делать, потому что это навредит конкуренту, который как-то аффилирован с акционерами.

– Прежде вы руководили «Профмедиа». Чем стиль управления Владимира Потанина, который владел «Профмедиа», отличается от стиля акционеров НМГ?

– Прежде всего тем, что для акционеров НМГ это стратегическая инвестиция. В результате мы активно участвуем в развитии общеиндустриальной инфраструктуры – того же НРА и витрины, профильного объединения «Медиакоммуникационной союз» и т. д. Моя повестка формируется не только из внутрихолдинговых мероприятий и управления активами, она предполагает участие в работе всей индустрии. Потому что улучшение общей инфраструктуры прямо влияет на нашу капитализацию, на наши результаты на длинном горизонте.

– А если сравнивать вовлеченность акционеров в бизнес-процессы?

– Члены совета директоров НМГ более глубоко погружены в индустриальные вопросы. Но это опять же естественное следствие того, что для акционеров НМГ это стратегическая инвестиция.

– Когда вы переходили на работу в НМГ, не смущала ли вас довольно неоднозначная репутация акционеров, прежде всего Ковальчука? Есть представление, что он вместе с партнерами покупал активы не в бизнес-интересах, а выступает как держатель активов в интересах государства.

– Я старалась смотреть в суть поставленных передо мной задач: насколько мне это интересно. Я плотно познакомилась с НМГ, когда от лица Discovery обсуждала с ними создание совместной компании. Тогда я поняла, что внутри НМГ есть огромный нереализованный потенциал. И, как мне показалось, акционеры тоже осознали потребность изменений. Так что решение о переходе в НМГ я принимала совершенно уверенно. И вот прошел уже год, и я хочу сказать, что все те бизнес-идеи, которые командой были предложены и действительно хорошо проработаны, все нашли поддержку у акционеров.

– Несколько лет назад руководитель крупной государственной медиакомпании мне сказал: «Мы не про деньги, мы про влияние». Бывают ли ситуации, проекты, когда вы принимаете решение, исходя не из бизнес-показателей, а ради влияния или исходя из государственных интересов, интересов страны?

– У меня не было ситуаций, когда бизнес-интересы и интересы страны расходились. Возвращаясь к ситуации с «Известиями» – важно было создать реальный бизнес-продукт, но когда мы уже начали прорабатывать проект детально, то прониклись историей этой газеты, силой этого бренда. И теперь нам важно, чтобы такой значимый для страны бренд прожил еще 100 лет – в новом виде, в новой среде. <...>

– Решаете ли вы вопросы по информационной повестке активов, которые входят в НМГ?

– Нет, я не занимаюсь редакционной политикой, для этого есть главные редактора.

– Акционер НМГ – банк «Россия» и два его совладельца – Ковальчук и Геннадий Тимченко находятся под санкциями правительства США. Насколько это осложняет работу с иностранными партнерами?

– Партнеры – Discovery, Turner, Viasat – крайне тщательно проверяли легальность сотрудничества с нами. Над этим работали несколько юридических компаний, большое количество консультантов, подтвердивших, что НМГ не находится под санкциями. С другой стороны, эти иностранные компании получили себе в партнеры очень сильного стратегического игрока.

Но, конечно, новые дополнения в санкционных списках приводят к новому витку юридического анализа. Все наши партнеры провели домашнюю работу, убедились, что новые санкции не влияют на деятельность НМГ. У нас есть официальные подтверждения от всех партнеров, что всё ОК и они работают с нами дальше в прежнем режиме.

Ксения Болецкая

Материал перепубликован в сокращенном варианте, полностью см. на сайте vedomosti.ru


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Карта сайта